Москва, Россия, 21 ноября 2017 года

Цветные камни в московском метрополитене

Цветные камни в московском метрополитене

“Уважаемые москвичи и гости столицы! Напоминаем вам, что московский метрополитен является уникальным архитектурным сооружением …” Таким приветствием ранее диктор службы метро встречал посетителей, этими же словами мне хотелось начать свой рассказ о самом замечательном метрополитене мира.

Миллионы москвичей и гостей столицы с самого раннего утра и до поздней ночи пользуются услугами метро. В юбилейный год мне хотелось бы обратить ваше внимание на одну замечательную черту московского метрополитена – его декоративное оформление.

Думаю, каждый житель Москвы испытывает законное чувство гордости, когда приходится видеть группы иностранных туристов, с удивлением разглядывающих и даже фотографирующих интерьеры наших подземных станций. У меня, как у геолога, особую гордость всегда вызывали станции, в интерьерах которых были использованы различные цветные камни. Это, прежде всего, станции "Маяковская" и "Комсомольская кольцевая", украшенные уральским родонитом. Поэтому, я рад тому, что и мне довелось поучаствовать во внедрении цветных камней в художественном оформлении ряда станций. Но об этом несколько позже.

Строительство московского метро началось в 1931 году, а уже 15 мая 1935 года первая линия метро открыла двери своих станций для пассажиров (вспомните слова “от Сокольников до Парка на метро” из песни “Извозчик”). Протяженность линии была всего около 12 км. Но из года в год московское метро продолжало интенсивно строиться. Сегодня, в год 60-летнего юбилея Великой Победы важно напомнить, что метрополитен в труднейшие годы Великой Отечественной войны являлся важнейшим объектом оборонного значения и помог столице Советского Союза выстоять в самое тяжелое время, когда враг был у ворот города. Во время бомбардировок залы станций метро спасали жизни многих москвичей.

С первых лет строительства метро большинство станций стали настоящими шедеврами архитектуры, ведь в их проектировании принимали участие такие известные архитекторы того времени как А.В.Щусев, В.Г. Гельфрейх, А.И.Фомин. Многие известные художники и скульпторы, в том числе Александр Дейнека, Павел Корин, Матвей Манизер и другие создавали свои работы специально для интерьеров подземных станций. Со всех регионов страны горные предприятия направляли на стройку лучшие облицовочные и цветные камни. Московское метро – это самый большой и самый красивый в мире музей декоративно-облицовочных камней. В период 1935-1955 годов московскими архитекторами впервые в мире была заложена традиция использования цветных камней в интерьерах и монументальных архитектурных сооружениях метрополитена. Трудно перечислить все разновидности декоративных камней, поэтому я остановлюсь лишь на наиболее привлекательной их части – цветных камнях, использованных в интерьерах некоторых наиболее интересных станций метро.

Одной из самых красивейших станций московского метро, несомненно, является станция "Маяковская" (архитектор А.Душкин, 1938 г. Метрострой и Московский метрополитен отметили в этом году 100-летие архитектора). Наряду с архитектурными достоинствами этой станции, важной ее достопримечательностью является уральский родонит, украсивший колонны зала. Родонит или орлец, как его издавна называли на Урале, был добыт на знаменитом Малоседельниковском месторождении.

Это месторождение открыто на Среднем Урале в конце XVIII века и, начиная с екатерининских времен до середины ХХ века, являлось источником поступления родонита для украшения многих архитектурных и памятных сооружений, а также для изготовления красивейших изделий. Лучшие уникальные изделия из малоседельниковского родонита – колонны, торшеры и вазы представлены в Государственном Эрмитаже и являются гордостью этого музея. Среди них своими размерами выделяются 2 обелиска высотой более 3м и овальная ваза размером 85 х 185 см. В 1905 году в Петропавловском соборе С-Петербурга был установлен саркофаг размером 179 х 114 х 87 см, выполненный из родонита. Для этого на Малоседельниковском месторождении была добыта монолитная глыба весом 48 тонн и затем доставлена Петергофскую гранильную фабрику для изготовления саркофага, предназначенного для захоронения царицы Марии Александровны. Малосидельниковским родонитом также украшен один из залов Большого Кремлевского дворца.

Как известно, родонит– это обобщенное название метаморфической породы, состоящей преимущественно из силиката марганца – родонита. Но кроме него в породе присутствуют также другие минералы: розовые или буро-красные - родохрозит, спессартин, бустамит, тефроит, светло-серый кварц, а также черные окислы и гидроокислы марганца – пиролюзит, псиломелан и вернадит. Красивый цвет камня с переходами от светлого розового до яркого малинового или буро-красного цвета в сочетании с черными прожилками и пятнами придает колоннам зала торжественный и одновременно нарядный вид.

Другой известной и красивейшей станцией, также украшенной уральским родонитом, является станция "Комсомольская-кольцевая", открытая в 1952 году. В проектировании станции участвовал коллектив известных архитекторов, возглавляемый академиком А. Щусевым: В.Кокорин, А.Заболотная, В.Варварин, О.Великорецкий. По эскизам известного художника Павла Корина в верхней арочной части зала выполнены мозаичные панно из цветной и золотистой смальты. Фоном для этих картин послужил родонит темно-красных тонов, который придал торжественность всей композиции и подчеркнул яркие праздничные цвета смальты. Вполне закономерно, что когда макет станции "Комсомольская-кольцевая" был представлен на всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году, то этот шедевр архитектуры вполне заслуженно получил Гран-при.

Все станции кольцевой линии метро это архитектурные шедевры. А, вот, особым национальным колоритом отличаются станции “Киевская” и “Белорусская”. И своды залов каждой из них украшены мозаичными работами. В 12 мозаиках сводовой части станции “Белорусская-кольцевая” присутствуют серовато-зеленый офиокальцит в сочетании с цветными мраморами и даже ярко-синий лазурит. “Белорусская-радиальная” украшена вставками из мраморного оникса, а переход на кольцевую также украшен мозаичными вставками. Если вы назначаете свидание кому-либо, рекомендую также эти станции. Даже, если ваш спутник немного опоздает, вы можете воспользоваться этим и полюбоваться работами художников.

Станция "Динамо" (1938г. архитекторы Я.Лихтенберг и Ю.Ревковский) привлекает внимание любителей камня армянским мраморным ониксом кальцит-арагонитового состава с месторождения Агамзалу. Панно, выполненные из ониксовых пластин, благодаря подсветке просвечивают нежным золотисто-желтым цветом с различными оттенками: розовым, серым, голубым. В сочетании с удачной подборкой цветных мраморов панно придают залу станции приятный уютный вид.

В декоративном оформлении многих центральных станций метро довоенного времени нередко использовались украинские лабрадориты, особое место среди них занимает станция “Площадь Революции” (1938г., архитектор А. Душкин). Колонны вестибюля при входе на станцию украшены волынскими лабрадоритами из месторождения Синий камень. Крупные фенокристаллы лабрадора, иризируют ярким синим цветом, их размеры обычно составляют 4-6 см, а иногда достигают 10 см.

С 1960 года в строительстве московского метрополитена начинается период упрощенного подхода к архитектуре и художественному оформлению подземных станций. Но и в эти годы на некоторых станциях используются такие недорогие цветные камни как серпентиниты и офиокальциты. Например, уральскими серпентинитами (змеевиками) отделаны целые колонны станции “Преображенская площадь”, детали интерьеров станций “Алексеевская” и “Профсоюзная”.

Возрождение традиции использования цветных камней в художественном оформлении подземных станций московского метро началось с конца семидесятых – начала восьмидесятых годов. В этот период шло строительство Серпуховско-Тимирязевского радиуса, многие станции которого располагались в центре города.

Еще в 1974 году мне довелось работать на Дальнегорском борном месторождении в Приморье. Неповторимые удивительные по декоративности рисунки датолит-геденбергит-волластонитовых скарнов и их масштабность произвели на меня неизгладимое впечатление. Небольшие количества скарнов уже использовались предприятиями Объединения “Союзкварцсамоцветы” для производства камнерезных изделий и различных сувениров. Понимая, что месторождение лет через 30 будет полностью отработано, хотелось сделать что-то серьезное, сохранить уникальный скарн для будущих поколений, внедрив его в каком-либо монументальном архитектурном сооружении. Тогда у меня появилась идея предложить Метрострою использовать скарн для украшения одной из станций метро. Заручившись поддержкой главного геолога Дальнегорского месторождения Альфреда Владимировича Чернышева, после приезда в Москву, я начал искать телефоны Метростроя. И, наконец, мне посчастливилось познакомиться с Ниной Александровной Алешиной – главным архитектором института “Гипрометротранс”, где проектировались будущие станции метро. Я обратился к ней с предложением использовать цветные камни для украшения интерьеров новых строящихся станций метро. Место для этой важной встречи было выбрано не случайно: на отраслевой выставке под названием Салон “Цветные камни” (ныне музей “Самоцветы”) Всесоюзного производственного объединения, известного позже как Объединение “Союзкварцсамоцветы”. Я подробно рассказал про дальневосточный скарн и другие цветные камни, пригодные для мозаичных работ. Нине Александровне эта идея сразу понравилась, она решила, что эту идею можно попробовать осуществить на проектируемых станциях Серпуховского радиуса. Вскоре несколько крупных блоков различных цветных камней, в том числе и скарна, были отобраны для пробной распиловки. Сначала планировалось применить скарн для оформления станции “Полянка”. Мне нравился этот вариант потому, что рядом с этой станцией расположен целый квартал научно-исследовательских геологических институтов. Через короткое время с Дальнего Востока была отправлена ж-д платформа с 50 тоннами скарна. Но задержка этой платформы в пути всего на две недели была использована оппонентами “Метростроя” (а такие тоже были) в качестве предлога, чтобы отказаться от этого плана, и, в результате, станция “Полянка” осталась просто беломраморной. Однако некоторые пластины приморского скарна все же были использованы для украшения станции “Чеховская”.

Станция “Чеховская” (1987 г.; архитектор В. Черемин и др; художники Р.Шорчев и Л.Шорчева) это одна из красивейших станций московского метрополитена как по архитектурным достоинствам, так и благодаря мозаичным картинам, выполненным из цветных камней”. Более 17 видов традиционных и новых цветных камней использовали художники Московского комбината монументального декоративного искусства, приглашенные для выполнения столь необычного заказа Метростроя. Среди исполнителей картин для метро художники Геннадий Андреев, Алексей Загорский, Ирина Клинова и многие другие. Они и сегодня продолжают успешно работать в мозаичном искусстве, показывая свои работы на выставках. Многие камни, такие как алтайский лепидолит, забайкальский флюорит, дальнегорский скарн, чукотский ксонотлит, впервые были применены для мозаик. На каждой стене расположено по 9 мозаичных работ, они легко узнаваемы как иллюстрации к чеховским рассказам. Какие цветные камни использованы в этих работах? Расскажем о главных и наиболее интересных из них.

Вот самый яркий и заметный самоцвет – лазурит, за рубежом его чаще называют ляпис-лазурь. Разнообразие оттенков лазурита синего, фиолетового и голубого цветов придает мозаичным картинам на станции "Чеховской" особый колорит. Как известно, лазуритом условно называют лазурит-содержащую породу, в которой кроме собственно лазурита также могут присутствовать и другие синие минералы: гаюин, нозеан, афганит, главколит, содалит, гакманит; именно они и создают богатую гамму оттенков. Так, например, байкальский лазурит характерен доминированием фиолетового оттенка, который объясняется присутствием содалита, а памирский лазурит месторождения Ляджвар-Дара за счет тесного срастания с диопсидом характеризуется господством голубых оттенков, поэтому он использовался в мозаиках преимущественно для изображения неба. В состав лазуритовой породы, как правило, входят также минералы других цветов: серые и белые – диопсид, полевые шпаты, карбонаты, черно-зеленый флогопит, золотистый пирит и другие.

Наиболее яркие тона синего цвета выделяют афганский лазурит месторождения Сары-Санг среди других, этот лазурит по праву считается лучшим в мире и потому самым дорогим. Знаменитые пятиметровые колонны алтаря Исаакиевского собора в С-Петербурге в XVIII веке были выполнены из афганского лазурита, хотя в то время его покупали через Китай по цене серебра. Всего два века назад за попытку нелегально вывезти лазурит из Афганистана торговцы могли поплатиться своей головой. Беспрерывные войны на протяжении 25 лет привели к тотальной распродаже лазурита как средства оплаты за оружие и теперь афганский лазурит перестал быть редкостью, но и сегодня стоимость камня высокого качества достигает 100 долларов за килограмм и больше.

Уральский родонит также занимает важное место в целом ряде мозаичных работ этой станции. Характерный для Малоседельниковского месторождения густой бордово-красный цвет камня с черными прожилками удачно обыгран, например, в картине “Дама с собачкой”.

Неожиданно эффектным в мозаиках оказался флюорит с Калангуйского месторождения (Забайкалье). Четкая зональность сиренево-фиолетовой окраски флюорита неоднократно использовалась художниками для передачи зрителю ощущения неравномерности освещения деталей пейзажа в картине.

Мраморный оникс из карлюкских пещер Туркмении совместно с приморским скарном часто использовался для создания каемок и оторочек, завершающих замысел художника в картине.

Мелкие детали мозаичных картин иногда выполнялись камнями ярко-зеленого цвета – жадеитом и нефритом или бирюзово-зеленым амазонитом, а общий фон создавался пестроцветными, полосчатыми или однотонными уральскими яшмами.

В рамках небольшой статьи трудно дать более подробное описание мозаичных картин станции “Чеховская”; предлагаю читателю это лучше увидеть своими глазами, совершив небольшое путешествие по Тимирязевско-Серпуховской линии.

Казалось бы, дальневосточный скарн хотя и в небольшом количестве, но был использован в мозаиках, однако его красота все же не давала мне покоя. И желание добиться того, чтобы этот замечательный камень все же достойным образом украсил одну из станций московского метро, не ослабевало. Однако, Приморский отряд, коллектив которого работал в Дальнегорске, в 1984 году был переподчинен в экспедицию “Далькварцсамоцветы” и поэтому я обратился за содействием к главному геологу экспедиции К.К.Атабаеву, который с энтузиазмом поддержал мое предложение. Снова Приморский отряд выполнял спецзадание по добыче и отправке дальневосточного скарна для московского метрополитена. На этот раз 50 тонн скарна прибыли вовремя. Много проблем пришлось решать технологам Черкизовского завода Метростроя при распиловке крупных блоков скарна; творческий коллектив Комбината монументального искусства тоже “помучился”, чтобы соблюсти симметричность рисунков, но в итоге, в марте 1991 года архитектор станции “Петровско-Разумовская” Сергей Севастьянов позвонил мне, чтобы пригласить на открытие станции.

Без преувеличения могу сказать, что на этой станции получился музей дальнегорского скарна. Хотя прошло долгих 17 лет от идеи до ее реализации, я был в восторге, что проект наконец-то осуществлен. 48 колон станции украшают симметричные и невероятно разнообразные по рисунку вставки из всех разновидностей геденбергит-волластонитового скарна, а кое-где можно увидеть плитки с присутствием светло-зеленого датолита. Все рисунки дальневосточного скарна совершенно неповторимы.

Одни рисунки чем-то напоминают узоры, характерные для малахита, другие мало отличаются от аэрофотоснимков или топокарт. Каждый найдет здесь рисунок по душе. Сюда можно приводить на экскурсию студентов, как геологических дисциплин, так и художественных направлений. Геолог может представить, что образуется при внедрении раскаленных гранитов в известковистые осадочные породы, а художник отметит ритмичность минеральных слоев и сочетание цветов, технолог же отметит, как из одного блока можно получать совершенно разные рисунки в зависимости от направления распиловки камня. Но больше всего здесь получают удовлетворение жители Приморского края, они гордятся, что и дальневосточные недра поучаствовали в украшении станций московского метро.

В это же время была открыта станция “Тимирязевская”, ее торцовые стены зала украшены мозаичными картинами из цветных камней и разноцветных мраморов.

Однажды в 1997 году, оказавшись на выходе из станции метро “Пушкинская”, я с приятным удивлением увидел, что мой друг художник Геннадий Андреев оформляет мозаики из цветных камней на темы старой Москвы. Это был подарок города Днепропетровска к 850-летию Москвы. Может на дарителей повлияли мозаики станции Чеховской ? Почаще бы так.

Последние годы мне часто приходится бывать на "Чеховской", "Петровско-Разумовской" и "Тимирязевской" станциях и, не скрою, что горжусь, когда вижу, что иностранные гости фотографируют каменные мозаики. Каждому читателю журнала я настойчиво порекомендовал бы своих гостей, особенно тех, кто издалека водить на экскурсии в метрополитен. Вот увидите, они вам будут признательны.

Совсем недавно я впервые побывал на станции “Бульвар Дмитрия Донского” и с огромным удовольствием отметил, что колонны станции украшены красивым необычным по цвету серпентинитом. Значит, традиция продолжает жить!

Notice: Undefined variable: spage in /home/morfo/data/www/moscow-russia.ru/discuss.php on line 56
Обсуждение
От: Владимир Чернавцев E-mail: c88e388a40 12.11.2016 00:22:44

Рекомендую заглянуть в книгу Москва цветнокаменная 2007г
От: Владимир Чернавцев E-mail: c88e388a40 06.05.2015 11:38:03

Спасибо за то что опубликовали мою статью. Мне не придется искать автора ))) !!!. Вот он я !
Оставьте ваше сообщение:
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Бронирование гостиниц в Москве2009-2017 год © moscow-russia.ru