Москва, Россия, 22 июля 2017 года

Музыкальная жизнь Москвы

Музыкальная жизнь Москвы

Первые сведения о музыкальной жизни Москвы относятся к рубежу XV—XVI вв., когда, предположительно, был создан хор государевых певчих дьяков для участия в царских богослужениях и придворных церемониях. В придворный быт с конца XV в. проникают новые формы западноевропейского искусства. Есть летописные свидетельства о приезде из Рима в 1490 «органного игреца» Ивана Сальватора, а также изображения органов на книжных миниатюрах XVI в. При дворе в начале XVI — конце XVII вв. функционировала государева Потешная палата. В 1589 английской королевой Елизаветой I были присланы в подарок царице Ирине, жене царя Фёдора Ивановича, орган и клавесин (вирджинал); царь Борис Годунов выписывал из-за границы музыкальные инструменты. Музыке обучались не только представители высшей знати, но и дети священнослужителей, торговых и посадских людей. В начальной школе XVI в. обязательным считалось изучение церковного пения, что было подтверждено установлением Стоглавого собора (1551). Несмотря на многочисленные запретительные документы, широкое распространение среди городского населения имело искусство скоморохов, которые могли выступать и при дворе (массовый набор скоморохов был произведён Иваном IV Грозным в 1571). Продолжал развиваться уникальный вид русского православного искусства — колокольные звоны. В середине XVII в. церковными властями инициировалась работа по усовершенствованию старинной системы музыкальной нотации; в то же время развивался новый многоголосный стиль партесного пения, первоначально заимствованный на Украине. В 1670 — 1680-х гг. в Москве работали Н.П. Дилецкий, теоретик партесного пения, композитор (с 1676 регент хора Строгановых), В.П. Титов, крупный мастер многоголосного хорового письма (в 1678—93 на службе в хоре государевых певчих дьяков), выписанный с Украины хоровой дирижёр и композитор С. Пекалицкий. В среде просвещённого боярства появились любители «немецкой» музыки, содержавшие домашние капеллы: боярин Н.И. Романов, во второй половине XVII в. — боярин А.С. Матвеев, известный организатор придворных музыкальных празднеств, и князь В.В. Голицын, в доме которого звучала инструментальная музыка (имел дома бюро, на одной стороне которого помещался кабинетный орган, на другой — спинет). При дворе царя Алексея Михайловича служил польский органист и органный мастер Симон Гутовский (он установил орган в Грановитой палате), который с 1677 изготовлял также нотные оттиски на собственноручно изготовленном станке. Возрастала роль военной музыки, духовых инструментов, которые сопровождали парадные церемонии; наиболее употребительным инструментом стала труба. В 1660-х гг. большинство трубачей проживало в районе Поварской улице, там же существовала специальная школа — «съезжий двор трубного учения».

В 1672 при дворе царя Алексея Михайловича был создан театр, просуществовавший до 1676; на его открытии была представлена пьеса Грегори «Артаксерксово действо» с вокальными номерами и музыкой.

В начале XVIII в. с перенесением столицы в Петербург в Москве остался хор патриарших певчих дьяков, преобразованный в Синодальный хор. В Славяно-греко-латинской академии существовал ученический оркестр и культивировалось исполнение кантов. В 1731 в Москве, где в это время находился двор императрицы Анны Ивановны, приехала труппа короля Речи Посполитой Фридриха-Августа I под руководством Т. и Дж. Ристори. Была поставлена комическая опера «Каландро» Дж. Ристори — первый оперный спектакль в России. Коронация Елизаветы Петровны была отмечена пышной постановкой в 1742 оперы «Милосердие Тита» И. Хассе. Для этого выстроили «оперный дом» (на берегу р. Яузы, против Головинского дворца) на 1 тыс. мест. В 1759 в Москве появилась первая частная оперная антреприза итальянца Дж.Б. Локателли. Театр был выстроен «за Красными воротами» и просуществовал 3 года, в состав труппы вошли студенты Московского университета. Театрально-музыкальные представления осуществлялись нередко в стенах учебных заведений силами учащихся, например, Воспитательного дома, университета.

Первым постоянно действующим театром в Москве стал театр М. Медокса. В 1776 — 1780 он располагался на Знаменке в доме графа Р.Л. Воронцова. После пожара 1780 для театра было выстроено новое здание на Петровке, театр получил название Петровский театр. В его репертуаре было свыше 400 опер, комедий, балетов, трагедий, драм и мелодрам; на сцене шли самые популярные русской оперы — «Розана и Любим» М. Керцелли (1778), «Мельник — колдун, обманщик и сват» М.М. Соколовского (1779), «Несчастье от кареты» (1780), «Скупой» (1781), «Санкт-Петербургский гостиный двор» (1783) В.А. Пашкевича. В труппе Медокса состояли известные актёры и певцы (Е.С. Сандунова, А.Г. Ожогин), они же часто являлись учителями при крепостных театрах московских вельмож. На рубеже XVIII—XIX вв. в Москве и её окрестностях существовало до 25 крепостных театров. На улице Знаменке от Арбатских до Боровицких ворот находилось пять театральных зданий, принадлежавших А.А. Столыпину, В. Хованскому, С.С. Апраксину, Воронцову, Д.Е. Столыпину. Н.П. Шереметеву принадлежали четыре театра в Кускове, три в Москве и два в Останкине.

Сведения о концертной жизни Москвы первой половины XVIII в. немногочисленны, что связано со средоточием всех артистических сил вокруг двора в Петербурге. Подъёмом отмечена последняя треть века, когда концертная жизнь «второй столицы» становится почти столь же интенсивной, что и в Петербурге. Концертными залами часто служили театральные помещения, ведущей во многом оставалась роль театра Медокса. Петровский театр предоставлял свои залы — «маскарадный» и «редутный» — во время Великого поста для концертов «вокальной» и «инструментальной музыки». В 1780-х гг. в Москве концертировали зарубежные исполнители: скрипачи Ф. Сартори, А. Лолли, кларнетист Й. Бер, клавесинист А.Б. Сартори и др. Значительным событием стали концерты дирижёра и композитора М. Стабингера и пианиста И.В. Геслера. Со второй половины 1780-х гг. в составе исполнителей появляются и русские имена (Д.Н. Кашин, Сандунова), выступают на концертной эстраде московские музыканты М. и И. Керцелли. Им принадлежит заслуга открытия в 1773 первой музыкальной школы на улице Покровке, в основном для обучения крепостных. С 1760-х гг. открылась нотная торговля в Академической книжной лавке. В 1772 Х. Вевер начал печатать ноты в Университетской типографии. В 1774 вышел из печати нотный журнал «Музыкальные увеселения», с 1806 печатался «Журнал отечественной музыки».

В начале XIX в. концертная жизнь Москвы отличалась интенсивностью и разнообразием. Событием стало исполнение в 1811 патриотической оратории «Минин и Пожарский, или Освобождение Москвы» С.А. Дегтярёва. В 1815 возобновилась концертная деятельность, прерванная событиями Отечественной войны 1812: было дано 7 концертов в доме С.С. Апраксина на Знаменке. К 1820-м гг. музыкальная жизнь Москвы заметно активизировалась благодаря деятельности скрипачей Г.А. Рачинского и И.И. Семёнова. Большую популярность в качестве концертного инструмента завоёвывала гитара (главой московской школы гитаристов был А.О. Сихра, другие крупные её представители — С.А. Аксёнов и М.Т. Высоцкий). Оказавший большое влияние на развитие русского пианизма ирландский пианист Дж. Филд долгое время жил в Москве; известны своей концертной и педагогической деятельностью также пианисты А.И. Виллуан и А.И. Дюбюк. И.И. Геништа в своей концертной практике пропагандировал творчество Л. ван Бетховена. В 1834 было создано Московское музыкальное благородное собрание, проводившее концерты классического репертуара. Композитор и капельмейстер Большого театра И.И. Иоганнис стоял во главе симфонических концертов. В первой половине XIX в. значительная часть музыкальной жизни Москвы протекала в аристократических кружках и салонах (см. литературно-музыкальные салоны). Существовала практика любительского музицирования, иногда и профессионального (квартетные вечера у Ф.К. Гебеля). Характерной чертой московского музыкального быта стали цыганские хоры, исполнявшие русские народные песни и городские романсы (наиболее известен хор под руководством И.О. Соколова, 1820—40-е гг.). Список гастролировавших в Москве музыкантов внушителен: скрипачи К. Липиньский, А. Вьётан, У. Булль, пианисты С. Тальберг, Ф. Лист, К. Шуман, певцы М. Рубини, Г. Зонтаг, П. Виардо и др. Событием для Москвы стал приезд и выступления в 1847 в качестве дирижёра Г. Берлиоза.

В театральной жизни Москвы происходил процесс концентрации её управления в руках государства, значительно отстававший, однако, от аналогичного хода дел в Петербурге. После того как в 1805 сгорел Петровский театр, его труппа была передана в ведение Дирекции императорских театров. Спектакли шли в доме Пашкова на Моховой улице, в Арбатском театре (с 1808), который сгорел во время пожара 1812. Проблема театральных помещений была решена открытием в 1825 Большого театра. Руководящие посты в московском отделении Дирекции императорских театров занимал А.Н. Верстовский. Несмотря на то что финансовые возможности московского театра по сравнению с петербургской оперной сценой были ограниченными, Верстовскому удалось поднять художественный уровень театра, однако он не преодолел некоторого собственного консерватизма во вкусах и негативного отношения к несоизмеримо более талантливому современнику М.И. Глинке (постановка опер Глинки в Москве происходила со значительным опозданием). Выдающимися солистами труппы были Н.В. Репина, Е.А. Семёнова, А.О. Бантышев и др. В 1846—50-х гг. в Москве гастролировала петербургская оперная труппа с великолепными солистами (С.С. Гулак-Артемовский, О.А. Петров), с представлениями зарубежных опер, не шедших ранее на московской сцене. В Москве жили и работали композиторы А.А. Алябьев, А.Е. Варламов, А.Л. Гурилёв.

В 1850—60-х гг. возникали характерные для культурной жизни Москвы объединения представителей литературных, театральных, научных и музыкальных кругов. Многие из них занимались собиранием и пропагандой народных песен, как, например, члены кружка так называемой молодой редакции журнала «Москвитянин» — А.А. Григорьев, А.Н. Островский, Т.И. Филиппов. Продолжением просветительской деятельности, начатой «молодой редакцией», занимался Артистический кружок (1865—83), возникший по инициативе и при участии Островского, Н.Г. Рубинштейна, В.Ф. Одоевского.

Преобразования в концертной жизни и музыкальном образовании во многом связаны с деятельностью Рубинштейна. Он стал инициатором открытия в 1860 Московского отделения Императорского Русского музыкального общества (ИРМО; концерты проходили в зале Благородного собрания, общедоступные — в Манеже) и в 1866 на основе музыкальных классов ИРМО — Московской консерватории. В программы концертов ИРМО (где Рубинштейн был главным дирижёром) наряду с произведениями западноевропейских классиков и романтиков включались произведения русских композиторов. Приглашённый в 1866 для преподавания в музыкальных классах ИРМО П.И. Чайковский становится наряду с Рубинштейном во главе музыкальной жизни города. В Москве были поставлены его первая опера «Воевода» (по Островскому), первый балет «Лебединое озеро», прозвучала 1-я симфония; практически все духовные сочинения композитора впервые исполнялись московскими хорами. Чайковский встал во главе так называемой московской композиторской школы (его последователи и ученики — С.И. Танеев, А.С. Аренский, С.В. Рахманинов и др.); огромное значение для города имела также его педагогическая (в 1866—78 он был профессором Московской консерватории) и музыкально-критическая (статьи в газете «Русские ведомости») деятельность. В педагогический состав консерватории входили и другие выдающиеся музыканты: Г.А. Ларош, Н.Д. Кашкин, Ф. Лауб, А.Д. Александрова-Кочетова, Д.В. Разумовский; силами студентов осуществлялись оперные спектакли (в 1879 впервые была исполнена опера Чайковского «Евгений Онегин»). После смерти Рубинштейна концертами ИРМО дирижировали М. Эрмансдёрфер (1882—89) и В.И. Сафонов (1889—1905), а также петербургские знаменитости — Н.А. Римский-Корсаков, А.К. Глазунов и др. Директором консерватории стал Танеев (до 1889), который продолжил традицию устройства публичных оперных спектаклей (под его управлением прозвучали оперы В.А. Моцарта), по его инициативе для преподавания были приглашены многие крупные музыканты (Аренский, Сафонов, А.И. Зилоти, С.В. Смоленский). Вслед за ним директором (до 1905) стал Сафонов, также сыгравший важную роль в судьбе консерватории. При нём, после капитальной перестройки, здание приобрело современный вид; в 1901 был открыт Большой зал консерватории (архитектор В.П. Загорский). В Москве в 1870—80-х гг. работали и другие музыкально-образовательные учреждения. В 1886 было преобразовано Синодальное училище церковного пения, в его наблюдательный совет вошли профессора Московской консерватории, в том числе Чайковский, Танеев, Сафонов. В 1889 училище возглавил Смоленский, что ознаменовало новый этап в церковно-певческом деле. Музыкальные образовательные функции взяло на себя возникшее в 1878 Русское хоровое общество (общественные хоровые классы). Общество любителей музыки и драматического искусства, созданное П.А. Шостаковским (1878), через 5 лет получило название Филармонического, а его частная музыкальная школа преобразовалась в музыкально-драматическое училище, также называвшееся Филармоническим. В 1882 открылись женские музыкальные курсы Н.А. Муромцевой, в 1891 — музыкальное училище В.Ю. Зограф-Плаксиной (ныне Музыкальное училище при Московской консерватории), музыкальное училище Гнесиных и др.

В начале 1860-х гг. положение русской оперы на московской сцене было критическим. После ухода Верстовского всё театральное дело в Москве было передано Дирекцией императорских театров в ведение итальянских антрепренёров. Восстановление русской оперной труппы и повышение её профессионализма произошло лишь к середине 1870-х гг. Немалую роль в возрождении театра сыграли дирижёры Э. Бевиньяни и в большей степени И.К. Альтани. Хором руководил У.И. Авранек (до 1937), среди солистов выделились Александрова-Кочетова, Е.А. Лавровская, Б.Б. Корсов, П.А. Хохлов и др. В концертных программах ИРМО с середины 1890-х гг. появляются произведения композиторов нового поколения, воспитанников Московской консерватории — А.Н. Скрябина, С.В. Рахманинова, позже Н.К. Метнера. Концертная деятельность московского Филармонического общества была интенсивной (дирижировали Зилоти, Рахманинов), художественный интерес представляли программы Синодального хора (цикл концертов русской духовной музыки, 1895). Просветительские задачи имели концерты камерной музыки, которые давались бесплатно «Керзинским кружком», или «Кружком любителей русской музыки». Гастрольная афиша тех лет включала имена А. Никиша, Э. Колонна, И. Гофмана, Ф. Крейслера, П. Казальса, Ф. Бузони и других знаменитых европейских музыкантов.

В связи с отменой (1882) монополии императорских театров возникают частные оперные антрепризы. Стремление к новым постановочным принципам заметно в антрепризе И.П. Прянишникова (1892 — 1893). Особое значение приобрела с середины 1890-х гг. московская Частная русская опера С.И. Мамонтова благодаря художественным принципам постановки, творческому составу (дирижёры Рахманинов, М.М. Ипполитов-Иванов, певцы Ф.И. Шаляпин, Н.И. Забела-Врубель), оформлению спектаклей (художники К.А. Коровин, М.А. Врубель, В.Д. Поленов и др.). Репертуар определялся целями широкой пропаганды творчества композиторов русской школы и лучших произведений зарубежных классиков (из 50 русских опер, поставленных на сцене Частной русской оперы, 13 исполнялись впервые, 10 впервые в Москве, 27 возобновлены после не слишком удачных премьер). На смену театру Мамонтова пришла «Опера С.И. Зимина». К началу XX в. возрос уровень постановок Большого театра (дирижёры Рахманинов, В.И. Сук, Э.А. Купер, певцы Шаляпин, А.В. Нежданова, Л.В. Собинов, режиссёры П.И. Мельников, В.А. Лосский, художники Коровин, А.Я. Головин и др.).

В 1890—1900-х гг. в разных районах Москвы возникают музыкальные школы для широких социальных слоёв, при первом рабочем университете — Пречистенских курсах организуется хор (руководители Е.Э. Линёва, В.А. Булычёв), в 1906 начала работать Народная консерватория. Развернулась деятельность музыкально-этнографической комиссии, основанной в 1901 с целью собирания, изучения и пропаганды музыкального фольклора. В первое десятилетие XX в. появились новые концертные организации, складывались новые формы музыкальной работы, всё более широкие круги общества охватывались музыкальной культурой. Разнообразными программами отличались концерты С.А. Кусевицкого (с 1908), познавательный интерес представляли циклы «Исторических концертов» под управлением С.Н. Василенко, хоровая и вокально-инструментальная музыка баховской эпохи звучала на концертах Симфонической капеллы Булычёва. Пропагандировали сочинения русских композиторов М.А. Дейша-Сионицкая («Музыкальные выставки», 1907—11), М.А. Оленина-д'Альгейм (концерты камерно-вокальной музыки Дома песни, с 1908). Интересным событием стали «Крестьянские концерты» хора, организованного М.Е. Пятницким (1910). В Москве выходили журналы «Музыкальный вестник» (1870 — 1871), «Музыкальный труженик» (1906—10) и др. В 1910 В.В. Держановский предпринял издание еженедельника «Музыка» (печатались Н.Я. Мясковский, Б.В. Асафьев). В этот период работали московские критики С.Н. Кругликов, Ю.Д. Энгель, Г.Э. Конюс; функционировали музыкальное издательство П.И. Юргенсона (с 1861; с 1867 собственная нотопечатня), Российское музыкальное издательство Н.К. и С.А. Кусевицких (в 1914 в него влилось издательство А.Б. Гутхейля, существовавшее с 1859). Москву посещали крупнейшие западноевропейские музыканты: Р. Штраус, Г. Малер, А. Шёнберг, К. Дебюсси.

После Октябрьской революции музыкальная жизнь Москвы значительно изменилась. Рушилась сложившаяся к началу XX в. система концертно-просветительских организаций (Московское отделение ИРМО и Русское хоровое общество закрыты в 1917, Филармоническое общество и Дом песни — в 1918, и т.п.), прекращают существование многие исполнительские коллективы (в том числе Синодальный хор в 1919). Радикально сокращается численность церковных хоров, пресекается церковно-певческое образование (Синодальное училище в 1918 преобразовано в Московскую народную хоровую академию, а в 1923 объединено с консерваторией). Музыкальная культура города понесла значительные потери с отъездом за границу композиторов Рахманинова, Метнера, Гречанинова, исполнителей Зилоти, Кусевицкого, Булычёва, критиков Сабанеева, Энгеля и многих других. Национализация музыкальных издательств (издательство Юргенсона стало государственным; Российское музыкальное издательство Кусевицких функционировало с 1920 в Париже), архивов, магазинов и т.п. (декрет СНК от 12 июля 1918) изменила существовавшую до революции систему нотопечатания и распространения нот. Тем же декретом консерватория была переведена в ведение Наркомпроса, а многочисленные музыкальные школы, студии, народные консерватории и народные хоровые академии стали подотчётны Музыкальному отделу (МУЗО) Наркомпроса. Сложившаяся в начале века система народного музыкального просвещения (рабочие клубы, бесплатные школы) использовалась после революции преимущественно в пропагандистских целях, характер концертов серьёзно видоизменился, приблизившись к разновидностям митинга, демонстрации, шествия.

Значительные трудности переживал Большой театр. После переезда правительства из Петрограда в Москву его сцена нередко использовалась для общественно-политических мероприятий, иногда заканчивавшихся смешанными симфоническо-оперно-балетными концертами. В 1918 при театре была создана студия под руководством К.С. Станиславского (с 1926 театр); открытая в 1919 студия Художественного театра под руководством Вл.И. Немировича-Данченко в 1941 была объединена с театром Станиславского в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Оркестр Большого театра регулярно участвовал в концертах, в 1922 на основе коллектива концертмейстеров-солистов театра был создан оркестр без дирижёра — Персимфанс. С 1924 стали проводиться регулярные музыкальные радиопередачи, в которых участвовали крупнейшие исполнители Москвы (среди них — дирижёры К.С. Сараджев, Л.П. Штейнберг, пианисты А.Б. Гольденвейзер, Игумнов, Г.Г. Нейгауз, С.Е. Фейнберг, скрипачи Л.М. Цейтлин, Б.О. Сибор, виолончелист С.М. Козолупов), в 1930 был создан симфонический оркестр Всесоюзного радио. В Москве гастролировали иностранные дирижёры О. Фрид, Э. Ансерме, пианисты П. Казадезюс, А. Корто, Э. Петри, скрипачи Я. Хейфец, Ж. Сигети, композиторы П. Хиндемит, Б. Барток, Д. Мийо и др.

Появился интерес к джазу: к 1922 относится создание в Москве первого в России «Эксцентрического джаз-банда» В.Я. Парнаха.

В 20-х гг. проходила перестройка системы общего и специального музыкального образования, так называемая типизация, разделившая специальное музыкальное образование на три ступени. Несмотря на значительные материальные (Большой зал консерватории в 1923—32 служил помещением для кинотеатра «Колосс») и идеологические (борьба за пролетаризацию студенческих состава, изменение целевой установки вуза на педагогическую) трудности, учебный процесс в консерватории продолжался, в эти годы её закончили многие выдающиеся исполнители (пианисты Л.Н. Оборин и Г.Р. Гинзбург в 1927 завоевали премии на I Международном конкурсе пианистов имени Ф. Шопена в Варшаве). С Москвой этих лет связаны имена многих крупнейших композиторов: Мясковского, Ипполитова-Иванова, Р.М. Глиэра, Д.Б. Кабалевского, Л.А. Половинкина, В.Я. Шебалина, А.И. Хачатуряна и др. В 1932 в Москву возвратился С.С. Прокофьев.

Для 20-х гг. характерна деятельность групп композиторов и музыкальных деятелей: Ассоциации современной музыки (АСМ, как отделение Интернационального общества современной музыки), Российской ассоциации пролетарских музыкантов (РАПМ), Объединения революционных композиторов и музыкальных деятелей (ОРКИМД), Производственного коллектива студентов-композиторов Московской консерватории («Проколл»). Негативное влияние РАПМа (выступавшего за пролетарское искусство) сказалось на жизни консерватории (снятие Гольденвейзера с поста ректора), Большого театра (отстранение Н.С. Голованова). Преследованиям подверглись такие центры научно-музыкальной мысли, как Государственный институт музыкальной науки (ГИМН; закрыт в 1931) и музыкальная секция Государственной академии художественных наук (ГАХН; в 1930 реорганизована с введением в состав сотрудников деятелей РАПМа). На протяжении 20-х гг. укреплялась роль Москвы как центра музыкального искусства народов СССР (цикл концертов «Праздник народов», 1923; Всесоюзная олимпиада театров и искусства СССР, 1930; декады национального искусства, 1936). В начале 30-х гг. начался процесс формирования системы государственных организаций в сфере культуры. Постановлением ЦК ВКП(б) 1932 были распущены все объединения музыкантов и создан единый Московский Союз композиторов (СК), в 1933 — Оргкомитет СК СССР с печатным органом — журналом «Советская музыка» (с 1992 «Музыкальная академия»). Одним из средств поднятия международного престижа СССР служили международные конкурсы, проводившиеся в Москве: I Всесоюзный конкурс музыкантов-исполнителей (1933); Всесоюзный конкурс скрипачей и виолончелистов (1937), пианистов (1938), дирижёров (1938).

Концентрация в Москве всех художественных сил привела к тому, что к началу 30-х гг. в столице базировалось около 40 различных музыкальных коллективов. В 1936 были созданы Государственный симфонический оркестр Союза ССР и Государственный оркестр народных инструментов, столица имела концертные коллективы, сформированные из артистов Большого театра (квартет солистов, вокальный квартет). Центральный дом Красной Армии располагал симфоническим и струнным оркестрами, при нём работали Джаз-оркестр под управлением Л.О. Утёсова, Ансамбль красноармейской песни и пляски и т.д. В 1938 был создан Государственный джаз СССР (руководители М.И. Блантер, В.Н. Кнушевицкий). В 1940 был открыт Концертный зал имени П.И. Чайковского. Начиная с 30-х гг. в Москве развернулась деятельность дирижёров А.В. Гаука, К.К. Иванова, А.Ш. Мелик-Пашаева, Н.Г. Рахлина, С.А. Самосуда, певцов Е.Д. Кругликовой, Н.Д. Шпиллер, С.Я. Лемешева, М.Д. Михайлова, пианистов М.В. Юдиной, Э.Г. Гилельса, Я.И. Зака, Я.В. Флиера, скрипачей М.Б. Полякина, Д.Ф. Ойстраха, виолончелиста С.Н. Кнушевицкого.

Во второй половине 30-х гг. начался новый этап борьбы с «формализмом» (термин выдвинут РАПМом), вызванный статьями в газете «Правда» «Сумбур вместо музыки» и «Балетная фальшь» (1936), посвященными критике творчества Д.Д. Шостаковича. Процесс расслоения музыкального искусства на официально принятое и отвергаемое выразился, с одной стороны, в культивировании русской классической музыки (Декада русской классической музыки, постановка в Большом театре оперы «Жизнь за царя» М.И. Глинки под названием «Иван Сусанин» и с новым текстом С.М. Городецкого, 1938), музыкальных произведений на народно-песенной основе («Тихий Дон» И.И. Дзержинского, Большой театр, 1936), музыки композиторов из республик СССР (открытие национальных студий при консерватории, 1933; 1-я Декада советской музыки, 1936), а с другой стороны, в запрете на исполнение произведений многих композиторов (в том числе Прокофьева и Шостаковича), многократных «чистках» в консерватории (гонения на профессоров композиторского факультета), ограничениях на гастроли зарубежных исполнителей.

В годы Великой Отечественной войны некоторые музыкальные коллективы и учреждения были эвакуированы, часть продолжала концертную и театральную деятельность. Идеологический нажим несколько ослабел; были присуждены Сталинские премии Шостаковичу, Прокофьеву, Мясковскому и др., музыка их звучала по радио (симфонический оркестр Всесоюзного радио возглавлял Голованов). Так, впервые в Москве была исполнена 8-я симфония Шостаковича (1943), прозвучала опера «Война и мир» Прокофьева в концертном исполнении (1944). В 1941 были созданы Государственный академический русский хор Союза ССР под руководством А.В. Свешникова и Республиканская русская хоровая капелла. К 1943 относится открытие Института истории искусств АН СССР и Центрального музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки, к 1944 — Музыкально-педагогического института имени Гнесиных (с 1993 Российская академия музыки). В 1943—44 началось возвращение в Москву из эвакуации музыкальных коллективов и учреждений.

В первое послевоенное десятилетие новое ужесточение контроля над культурной жизнью выразилось в постановлении ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948, отрицающем заслуги советских композиторов (прежде всего Шостаковича, а также близких к нему в стилистическом отношении В.Я. Шебалина, М.С. Вайнберга, Г.И. Попова) во всех областях музыкального творчества, кроме песни и музыки для кино. В том же году в столице состоялся I Всесоюзный съезд советских композиторов (в Москве проходили все последующие съезды и большинство пленумов правления СК СССР и СК РСФСР). На проводимых в 50-х гг. национальных декадах начала осуществляться практика предварительной режиссуры. События 1948 негативно сказались и на развитии профессиональной эстрады: оркестры Утёсова и Э.И. Рознера временно вынуждены были поменять ориентацию. Основу концертного репертуара составляла отечественная и зарубежная классика, зарубежная музыка XX в. (в том числе И.Ф. Стравинского и Рахманинова) игнорировалась. Произведениям новой плеяды талантливых московских композиторов — Р.К. Щедрина, Б.А. Чайковского, Ю.М. Буцко, А.Я. Эшпая, Г.В. Свиридова, Р.С. Леденёва, А.Г. Шнитке, Э.В. Денисова, С.А. Губайдулиной и др. — затруднялся доступ к слушателям. Вместе с тем постоянно рос контингент профессиональных музыкантов-исполнителей: дирижёры К.П. Кондрашин, Е.Ф. Светланов, хоровые дирижёры К.Б. Птица, В.Г. Соколов, А.А. Юрлов, пианисты В.В. Софроницкий, С.Т. Рихтер, скрипачи Л.Б. Коган, И.С. Безродный, виолончелисты М.Л. Ростропович, Д.Б. Шафран, певцы Г.П. Вишневская, И.А. Архипова, Е.В. Образцова, В.А. Атлантов, Е.Е. Нестеренко, Б.А. Руденко. По инициативе крупных исполнителей создавались новые коллективы: усилиями дирижёра Самосуда — симфонический оркестр Московской филармонии (1953), дирижёра и альтиста Р.Б. Баршая — Московский камерный оркестр (1956). Также были созданы Государственный московский хор (1956), квартет Московской филармонии (1946, с 1955 имени А.П. Бородина), ансамбль скрипачей Большого театра под руководством Ю.М. Реентовича (1956). С 1945 возобновлены конкурсы музыкантов-исполнителей. В 1956 создано издательство «Советский композитор» (с 1992 «Композитор»), в 1957 — студия грамзаписи «Мелодия».

После XX съезда КПСС (1956) и постановления ЦК «Об исправлении ошибок в оценке опер "Великая дружба", "Богдан Хмельницкий" и "От всего сердца"» концертная жизнь столицы заметно активизировалась, значительно выросло количество гастролей зарубежных исполнителей. В Москве выступали оперные театры Милана («Ла Скала»), Лондона («Ковент-Гарден»), Берлина («Комише опер»), Венская государственная опера, Шведская королевская опера, симфонические оркестры Праги, Бухареста, Нью-Йорка, Бостона, Филадельфии, Французского радио и ТВ, Лейпцига (Гевандхауз), Лондона (Королевский филармонический оркестр), камерный оркестр «Виртуозы Рима». Среди гастролировавших исполнителей: дирижёры П. Ардженто, Л. Бернстайн, П. Булез, Дж. Джорджеску, Г. Караян, Ю. Орманди, Л. Стоковский, Я. Ференчик, пианисты А. Бенедетти Микеланджели, Г. Гульд, А. Рубинштейн, А. Фишер, скрипачи И. Менухин, И. Стерн, Г. Шеринг, виолончелисты Г. Касадо, М. Садло, П. Фурнье, певцы Н. Гяуров, Л. Маршалл, М. дель Монако. В концертный репертуар отечественных исполнителей получила доступ зарубежная музыка XX в., в качестве гостей Москву посетили композиторы Б. Бриттен, И.Ф. Стравинский, З. Кодай, Л. Ноно, Ж. Орик, А. Соре и др.

В 50-х гг. джаз становится профессиональным искусством; в Москве был организован оркестр О.Л. Лундстрема (1956), получили известность солисты И.М. Бриль (фортепьяно), Г.А. Гаранян (саксофон), В.Г. Носов (труба), А.А. Кузнецов (гитара). К 70-м гг. джазовое исполнительство занимает значительное место на филармонической эстраде (пианист Л.А. Чижик, ансамбли «Мелодия», «Каданс», «Арсенал»).

В системе организаций, управляющих музыкальной культурой, продолжался процесс бюрократизации. В Москве в начале 60-х гг. появилось сразу три Союза композиторов — СК СССР, СК РСФСР и Московский СК, деятельность которых во многом дублировала друг друга; то же — в филармонических организациях: Московской филармонии, Московской областной филармонии, Гастрольбюро СССР, Госконцерте СССР, Росконцерте, Москонцерте. Концертных залов в Москве (среди них наиболее престижные Большой зал консерватории, Колонный и Октябрьский залы Дома Союзов, концертный зал Музыкально-педагогического института имени Гнесиных) становилось явно недостаточно. Бюрократизация руководства культурой, идеологическое вмешательство в творческий процесс породили волну эмиграции исполнителей в 70—80-х гг. Страну покинули крупные московские музыканты: в 1973 — А.М. Волконский (композитор, клавесинист, органист, руководитель ансамбля «Мадригал»), в 1974 — Ростропович и Вишневская, в 1977 — Баршай, в 1978 — Кондрашин, в 1981 — Г.М. Кремер и др.

В песенном жанре наряду с творчеством профессиональных композиторов-песенников (традиции И.О. Дунаевского, В.П. Соловьёва-Седова, С.С. Туликова, Т.Н. Хренникова в 70—80-х гг. развивали А.Н. Пахмутова, А.А. Бабаджанян, В.Е. Баснер, А.П. Петров, Ю.С. Саульский и др.) огромной популярностью пользовалась «бардовская» песня (Б.Ш. Окуджава, А.А. Галич, В.С. Высоцкий), противостоявшая официальному оптимизму.

Разделение на профессиональное и «подпольное» сопутствовало рок-музыке, известной в стране с момента проведения в Москве 6-го Всемирного фестиваля молодёжи и студентов (1957). В 70-х гг. появляются рок-группы, исполняющие собственные сочинения на родном языке; в Москве — «Машина времени» (руководитель А. Макаревич), «Автограф» (руководитель А. Ситковецкий). Эти же годы отмечены распространением артеатрока (в сложных «электронных» формах), появились первые российские рок-оперы («Орфей и Эвридика» А.Б. Журбина, «"Юнона" и "Авось"» А.Л. Рыбникова и др.). В 80-х гг. центральное место в молодёжной культуре занимает поп-рок, не утрачивает популярности и бард-рок (авторская песня на рок-основе).

Аналогичное противостояние сложилось в среде профессиональных композиторов, где творчество представителей московского музыкального авангарда (Шнитке, Денисов, Губайдулина) бойкотировалось и замалчивалось руководством Союза композиторов. Положение несколько изменилось с организацией в столице фестивалей современной музыки: «Московская осень» (с 1979), Международный фестиваль современной музыки (1981, с 1984 регулярно). С 1981 в культурной жизни столицы важное место занимает международный фестиваль «Декабрьские вечера» (инициаторы — Рихтер и директор Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина И.А. Антонова). Среди крупных исполнителей Москвы 70—80-х гг. — пианисты Д.А. Башкиров, Л.Н. Берман, Э.К. Вирсаладзе, Н.А. Петров, М.В. Плетнёв, скрипачи О.М. Каган, О.В. Крыса, В.Т. Спиваков, В.В. Третьяков, виолончелисты Н.Г. Гутман, М.Н. Хомицер, Н.Н. Шаховская (ныне большинство из них работают за рубежом).

Во второй половине 80-х гг. начинается возрождение творческого интереса к церковным хоровым жанрам, на фестивалях «Московской осени» звучат произведения традиционных православных жанров (Свиридова, Леденёва, А.А. Николаева). С 1989 по инициативе Свиридова ежегодно проводится фестиваль церковной православной хоровой музыки. По мере возрождения церквей расширяется деятельность церковных хоров, возобновляются колокольные звоны.

Профессиональная музыкальная культура в 90-х гг. претерпевала значительные изменения. Уходили в прошлое авторитарные методы руководства и вместе с этим государственное финансирование культуры. Влияние рыночных отношений на ситуацию в музыкальном искусстве привело к неоднозначным результатам: ведущие отечественные композиторы-москвичи жили и работали за рубежом (Шнитке, Губайдулина, Щедрин и др.); развитие музыки некоммерческого плана было затруднено. Традиции отечественного авангарда продолжает московское объединение молодых композиторов — Ассоциация современной музыки. Интерес к использованию новейших электронных технологий в музыкальном искусстве объединяет членов Ассоциации электроакустической музыки (президент Э.Н. Артемьев, 1989). Коллективным членом ассоциации является Термен-центр (руководитель А.И. Смирнов, 1992), в котором сотрудничают музыканты, конструкторы и программисты, ориентированные на некоммерческие проекты. К композиторам «третьего направления» (соединяющего приёмы и технологию «серьёзной» музыки с доступностью коммерческой) принадлежат В.С. Дашкевич, Рыбников, Г.И. Гладков; московские композиторы, работающие в области эстрадной и джазовой музыки, — Д.Ф. Тухманов, Ю.С. Саульский (президент Московской джазовой ассоциации), Г.А. Гаранян, А.С. Козлов и др.

Notice: Undefined variable: spage in /home/morfo/data/www/moscow-russia.ru/discuss.php on line 56 Оставьте ваше сообщение:
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Бронирование гостиниц в Москве2009-2017 год © moscow-russia.ru