Москва, Россия, 22 ноября 2017 года

Скрюченный домик

Скрюченный домик

В августе в Москве должна открыться сеть маленьких книжных магазинов под названием «Додо спейс».

Александр Гаврилов один занимает почти весь книжный рынок. Он издатель журнала «Что читать», главный редактор газеты «Книжное обозрение» и издательства «Популярная литература», организатор Института книги и Открытого книжного фестиваля в Москве. Теперь, объединившись с тремя коллегами, Гаврилов планирует открыть сеть маленьких книжных магазинов под названием «Додо спейс». Себя он уже называет Безумным Шляпником, а свое предприятие — ООО «Додозавр». О новом проекте с Александром Гавриловым побеседовал корреспондент "Времени новостей" Михаил Шиянов.

— Александр, почему вы решили делать именно маленькие магазины, а не книжные гипермаркеты?

— Во всем мире есть две разные технологии книжной торговли. C одной стороны, это крохотные лавочки, в которых хозяин отлично знает, чем торгует. С другой — огромные сетевые моллы, где продают все, что попало под руку. В России маленькие лавочки, увы, со страшной скоростью вымирают. Закрылись магазины Ad Marginem и Shakespeare and Co, закрылся «Графоман», по сути, закрыта «Билингва». Получается, что сегодня в Москве, многомиллионном мегаполисе, мы имеем всего два жизнеспособных магазинчика с выраженной авторской позицией. Это магазин «Фаланстер» и принадлежащий тем же хозяевам «Артпроход» на «Винзаводе». Понимаете, дело не в размере торговой площади; смысл маленькой книжной лавочки в предельно внятной позиции владельца: «Я хочу торговать такими книжками, а эдакими не хочу и имею на это полное право».

— Если в авторских проектах все держится на личности автора, как вы планируете делегировать пассионарность элементам сети?

— Всякий раз, когда люди пытаются выстроить «нормальные» бизнес-процессы, они вначале режут ответственность и полномочия на маленькие квадратики, а дальше подбирают под них сотрудников. Блистательные психи в эти квадратики не помещаются. Значит, нужно иначе структурировать бизнес. Мой партнер Шаши Мартынова в своем издательстве «Гаятри/Livebook» отлично показала, что это возможно. В лучшие годы газеты «Книжное обозрение» мы тоже понимали, как это делать. Если двигаться к этой модели от традиционных технологий торговли, то получается как в песенке: «Жил на свете человек/ Скрюченные ножки/ И гулял он целый век/ По скрюченной дорожке». Мы делаем это абсолютно сознательно. У каждого человека в этом проекте есть свои амбиции. Лично я хотел бы доказать себе и всем прочим, что наш «скрюченный домик» — это вменяемая бизнес-модель, которая может приносить деньги и полноценно функционировать.

— Вы с такой идеей и пришли к инвесторам? Все ведь наверняка знают о плачевном состоянии, в котором сейчас находится ваша газета «Книжное обозрение» — тот еще «скрюченный домик».

— Я именно потому с охотой влился в проект «Додо спейс», что общее движение бизнеса тут определяется скорее суммой векторов, чем моим персональным безумием. Есть энергия и прилежание главного редактора издательства Livebook Шаши Мартыновой. Есть въедливость и позитивная приземленность Михаила Штерна, гендиректора «Контент-медиа». Есть женская заботливость и упертость Натальи Саниной из литературного агентства «Синопсис». Кроме всего прочего мы и есть акционеры, так что аргумент про кривенькие ножки нас вполне устраивает.

В отличие, к примеру, от бизнесменов 1990-х, для которых была важна только эффективность проекта, мы задумываемся над тем, кто тот человек, который с нами работает, и каким образом его личность может осуществлять вклад в движение бизнеса в целом. «Скрюченный домик» под названием «Додо спейс» должен вобрать в себя блистательных психов во всей их полноте. Такие люди плохо помещаются в обычном бизнесе и за возможность быть самими собой, а не каким-то огрызком себя готовы на очень многое. Например, работать с душой за зарплату.

И все же, если вдруг не начнется гражданская война, не ударит артиллерия, не случится очередной виток финансового или эволюционного кризиса, все должно сработать. Потому что за проектом стоит не только сияющее безумие, но и внятный расчет, опирающийся на знание книжного рынка. Я с самого начала старался делать так, чтобы эта история несильно зависела от моего участия. Опыт показывает, что если инвесторов несколько, и они дополняют друг друга, и могут включаться и выключаться по очереди, то это не мерцающая лампа на маяке, а новогодняя гирлянда.

— Название вашего предприятия — ООО «Додозавр». Это такая фантазия на тему «Алисы в Стране чудес»?

— Когда мы стали думать, как назвать лавочку, то с самого начала в голову пришел «Белый кролик». Правда, такой магазин уже есть в Москве, не слишком безумный, вполне в своем уме. Все остальные названия, которые мы сочинили, нам казались слишком многословными или невнятными. Точно никто не помнит, когда появилось «додо» — так португальские матросы назвали птицу, которую обнаружили на Маврикии. Эта страшно забавная птичка не летала, зато отлично бегала и доверчиво позволяла человеку подходить на опасное расстояние. Матросы назвали ее doodle, то есть «идиот, придурок», которое затем трансформировалось в «додо». Мне лично слово «додо» кажется ничего не значащим, поэтому каждый волен наполнить его собственным смыслом. Кто-то увидит в нем трагедию вымершей птицы, или прямую ссылку на «Алису», или, может быть, антоним к тому, что было «после-после».

— Магазины будут открыты не только для фанатов Кэрролла?

— Мне кажется, что в работе маленькой лавочки важно вычленить ядро целевой аудитории, сделать его максимально лояльным и дальше делегировать этому ядру функции евангелические, то есть оповещения народов, что где-то есть такое пятно безумия, к которому следует слетаться. Москва настолько огромный город, что нам необязательно пытаться угодить всем. Мы вполне имеем возможность отделить своих от всех остальных. Не для того, чтобы встать в позу и сказать: «Пшли вон, необразованные уроды!» А чтобы своим стало комфортнее, чтобы в нашем «гнезде» люди были в своем праве быть собой. На днях президент Медведев предложил проводить в школе уроки толерантности, опасаясь, что иначе Россию вскорости разорвет на тысячу маленьких кусочков. Уроки толерантности пусть они проводят сами, а вот место, где человек заведомо будет принят таким, какой он есть, мы попробуем создать. Откуда не погонят даже попавших под запрет готов и эмо.

— Кроме атмосферы всеобщей толерантности что еще особенного будет в магазине?

—Что касается интерьера, тут важно себя сдерживать, чтобы не допустить избыточности. Все, что касается архитектуры, должно быть минималистичным. Но у нас есть маниакальное желание сделать книжные шкафы, которых еще ни у кого не было, — с полками, не параллельными полу, разновеликими колонками, расположенными под разными углами по отношению к наблюдателю, и т.д. Шкафы должны быть высокие, с приставными лестницами, а к потолку мы планируем прикрепить специальные стропы, чтобы люди себя пристегивали и не навернулись, карабкаясь по книжным полкам. Очень важно — это мы подглядели в европейских лавочках — люди должны иметь полную свободу сидеть на полу, где им заблагорассудится. Все должно быть уклеено наклейками с указанием, что где находится, — точно так же, как в кроличьей норе, куда упала Алиса. Я совершенно одержим идеей всяких ярлычков, потому что сейчас, когда обложка книги не говорит о ней ничего, а издательские аннотации пишут специально обученные киборги, это единственный способ, понять, что стоит на полке. Кроме прочего мы хотим устроить специальные разделы с рекомендациями разных людей. Если, к примеру, к нам заходил Слава Полунин и выбрал пять книг на свой вкус, мы обязательно их выставим отдельно. А на следующий день пусть нас навестит Нил Гейман и выберет другие пять книжек. Кстати, есть сведения, что Гейман собирается осенью в Москву и что он к нам и правда зайдет.

Notice: Undefined variable: spage in /home/morfo/data/www/moscow-russia.ru/discuss.php on line 56 Оставьте ваше сообщение:
Ваше имя:
Ваш e-mail:

Бронирование гостиниц в Москве2009-2017 год © moscow-russia.ru